Штаны наверх

Штаны наверх

// Варвары и революционеры, пастухи и феминистки, спекулянты и золотоискатели
Авторы: Дарья Корзюкова, Софья Сафина (текст подготовлен в рамках совместного проекта «КШ» и образовательного центра «Сириус»)

«Кто был ничем, тот станет всем!» — эту цитату из революционной песни «Интерна­ционал» можно было бы использовать в качестве эпиграфа к материалу об истории брюк. Равно как и библейское «и последние станут первыми». Обычные штаны могут служить отличным примером того, как сомнительное становится нормальным, социально неприемлемое — социально одобряемым. «Эта, на первый взгляд, простая вещь имеет тем не менее необычную историю: ведь брюки — это не только одежда, это ещё и символ», — пишет французский культуролог Кристин Бар в книге «Политическая история брюк», которая несколько лет назад ­вышла на русском языке. Эта работа ограничена ­историей Франции последних двух веков и проблемой женского равноправия. Мы же посмотрим на брюки с высоты всей человеческой цивилизации.

Человек садится на лошадь

// VI–I тыс. до н. э. Они были первыми

Штаны — не такая уж банальная штука. Возможно, эта инновация так и не была бы внедрена, если бы человек не начал одомашнивать лошадь. Скакать верхом удобнее, когда ноги прикрыты отдельными брючинами. Наверное, первые конники казались странными людьми. Но спустя столетия именно кавалерия станет ударной силой армии, а орды кочевников будут наводить ужас на всю Евразию. Самыми древними считаются шерстяные штаны, найденные недавно во время раскопок на западе Китая. Их предположительный возраст — 3 000 лет. Скорее всего, они принадлежали азиатскому кочевнику.

 

Возвышение Ассирии

// IX век до н. э. Женские шаровары

Ассирия. В IX веке до нашей эры это государство переживает свой второй расцвет, превращаясь в первую в мире империю. Именно ассирийцы начинают системно использовать в войнах конницу. Считается, что тогда и появились женские брюки. Их носила легендарная правительница Семирамида (её исторический прототип — ассирийская царица Шаммурамат). Во время конных походов она перетягивала длинный подол одежды ремнями, и получалось нечто вроде шаровар. Модный тренд сохранялся на Востоке многие столетия. «И старуха взяла вещи и ушла, оставив женщину в рубахе и штанах…» — читаем мы в сказках «Тысячи и одной ночи». Скорее всего, речь идёт именно о шароварах — широких полупрозрачных штанах, собранных на щиколотках.

 

Закат Римской империи

// III–V века. Варварские брюки

Поздний Рим. Границы империи трещат под напором варваров: германцев, славян, пришедших из глубин Азии гуннов. Некоторые из них включаются в римскую жизнь — становятся военными, чиновниками. Про таких коренные граждане презрительно говорят: «Недавно штаны снял» — по смыслу это нечто среднее между «из грязи в князи» и «понаехали тут». Дело в том, что штаны считались сугубо варварской одеждой, которую не должен носить приличный патриций. Однако вскоре военные стали надевать под традиционную тунику короткие шерстяные брюки: в прохладное время это спасало от простуды, да и всадники одобрили. А потом Римская империя рассыпалась. И дикие варвары в штанах принялись строить Европу.

 

Французская революция

// 1789–1793 годы. Простолюдины делают историю

На улицах Парижа бушует Великая французская революция. Свобода, равенство, братство и прочие красивые слова. Главная действующая сила — санкюлоты. Первоначально это была презрительная кличка, которую аристократы дали представителям черни. Слово происходит от французского sans culotte, то есть «без кюлот». В XVII–XVIII веках мужчины-аристократы носили кюлоты — короткие, ­застёгивающиеся под коленом обтягивающие штаны из бархата или замши. А простолюдины (быдло по-современному) надевали длинные брюки из ­грубой материи вроде тех, что сейчас носят все. Потом аристократам ­начали методично рубить головы, а слово «санкюлоты» стали упо­треблять с гордостью — для обозначения восставшего народа. «Костюм и образ санкюлота по праву остаются в памяти республиканцев и рабочих, ведь они символизируют переход от одного мира к другому, от одной сис­темы ценностей к другой. Распространение одного предмета одежды, в данном случае брюк, по социальной лестнице снизу вверх — само по себе достаточно редкое событие, и уже поэтому не стоит пренебрегать его символическим содержанием», — пишет Кристин Бар в своей «Политической истории брюк».

 

Европа: корабли и фабрики

// Вторая половина XIX века. Случайная складка

Западная Европа превращается в фабрику мира. Промышленная революция касается и производства одежды — её теперь можно ­делать больше, быстрее, качественнее. Британия и другие страны активно экспортируют свою продукцию по морю, благо почти весь глобус уже покрыт колониями. Для экономии места в трюмах брюки складывают вдвое и укладывают максимально плотно. Образовавшиеся складки-­стрелки разглаживаются с трудом. Тогда-то предприниматели и превращают мелкий недостаток в модную новинку (современные программисты в таких случаях говорят, что это не баг, а фича).

 

Эпоха ковбоев и пароходов

// 60–90-е годы XIX века. Рождение джинсов

Посмотрите вокруг: наверняка вы увидите хотя бы одного человека в синих или голубых джинсах, которые стали одним из самых массовых видов одежды за всю историю человечества. Считается, что первые джинсы создал ­Левай Страусс в 1853 году. Но вряд ли они приобрели бы такую популярность, ­если бы не совпало сразу несколько факторов. Во-первых, золотая лихорадка на западе США (1848–1860) — первыми покупателями были именно старатели. Во-­вторых, массовое распространение пароходов (с середины XIX века) — освобо­дились мощности фабрик, производивших паруса. В-третьих, синтез искусственного индиго (1880) — это обеспечило дешевизну красителя. В-четвёртых, окончание Гражданской войны в США и начало эпохи ковбоев (1865–1885), минимум треть которых были освобождёнными неграми, — именно с ковбоями стали со временем ассоциироваться джинсы… А потом ещё реклама, фильмы, обучающие ранчо для детей. И всё та же тенденция: первыми потребителями джинсов были нищие пастухи и золотоискатели — сейчас эта одежда считается нормальной даже для миллионеров.

 

Октябрьская революция и Гражданская война

// 1917–1922 годы. Красные шаровары

«Красноармеец Трофимов за выдающиеся успехи в боевой и политической подготовке, а также за понимание текущего момента награждается красными революционными шароварами!» — объявляет голос за кадром, и на лице молодого бойца появляется широкая улыбка. С этого эпизода начинается советский фильм «Офицеры». Откуда взялись эти шаровары? В годы Гражданской войны надо было как-то награждать красноармейцев, но своих медалей ещё не было, а часов и личного оружия хватало не всем. Тогда смекалистые большевики вспомнили, что на складах царской армии осталась уйма красных кавалерийских штанов! Ими-то и стали награждать за ратные подвиги. «Красные революционные шаровары» выделяли своего счастливого обладателя, к нему относились с особым уважением. К таким штанам даже документ прилагался, удостоверяющий право на их ношение.

 

Новые победы феминизма

// 60-е годы XX века. Брюк хватит на всех

«Служить их телу, их жестам, их позам, их жизни. Я хотел сопровождать их в этом великом освободительном движении, — писал ­знаменитый модельер Ив Сен-Лоран. — Я говорю себе, что это я придумал ­гардероб современной женщины, что это я участвовал в ­преобразованиях своего времени». Именно он ввёл в моду стиль унисекс, в том числе женские брюки. Консервативное общество сопротивлялось. Дам в брюках не пускали в рестораны, во время установления диктатуры ­Пиночета в Чили за ношение брюк могли арестовать, а то и расстрелять. Но эмансипация победила. Этому способствовали молодёжные ­бунты 60-х и технологический прогресс. «Валентина Терешкова становится первой женщиной-­космонавтом: в 1963 году она проводит больше двух дней в космическом пространстве, будучи одетой в комбинезон оранжевого цвета. Во время тренировок и прыжков с парашютом, в которых ей нет равных, она всегда в брюках», — пишет Кристин Бар. Сейчас большая часть человечества относится к женским брюкам спокойно. Исключение составляют разве что религиозные фундаменталисты, как мусульманские, так и христианские.

 

Товарный дефицит в СССР

// 60–80-е годы XX века. Дело фарцовщиков

Весь западный мир уже ходил в джинсах, но в СССР они оставались страшным дефицитом. Чтобы приобрести заветные голубые штаны, нужно было либо выехать за границу (что было делом крайне непростым), либо обратиться к нелегальным торговцам — фарцовщикам. Государство с ­ними нещадно боролось. В 1961 году были расстреляны Ян Рокотов, Владислав Файбишенко и Дмитрий Яковлев. Их обвиняли в торговле валютой и иностранными товарами, в том числе джинсами. По нынешним меркам это вовсе не преступление, а скорее социально одобряемый бизнес, и уж по крайней мере не основание для смертной казни, которая тем более в России де-факто отменена. В память о расстрелянных фарцовщиках в США в 2013 году начали выпускать марку джинсов Rokotov.

 

Во что одеть ноги будущего

// XXI век и далее. Будущее на ногах

Автоматическая система подогрева, датчики движения, гидрофобные материалы, возможность изменения цвета в любой момент… Современные технологии подсказывают много идей для «умных» брюк. Правда, пока всё это существует в виде концептуальных моделей, интересующих только гиков. Но мы-то знаем, что брюки обладают волшебной способностью превращать маргинальное в доминирующее.

 

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №1-2 (27-28) за январь-февраль 2017 г.

Подписаться на «Кота Шрёдингера»