Легенды и мифы Московского университета

Легенды и мифы Московского университета

// «…А потом наступил 1917-й. Это был очень памятный год: произошло важнейшее событие, мы стали заниматься тригонометрическими рядами!»
Авторы: Александр Ермаков

МГУ — это не просто учебное заведение. Это символ, это история, это отдельная культура. Явление такого масштаба неизбежно обрастает огромным количеством легенд. Александр Ермаков, старший научный сотрудник Института экспериментальной медицины, выпускник МГУ 1995 года, десятилетиями собирал мифы и байки, связанные с Университетом. Мы публикуем несколько историй из его коллекции. Их нельзя воспринимать как источник документальной информации, здесь бушуют энергии совсем другого рода: университетский фольклор — зеркало нашей истории и нашего менталитета.

Ломоносов — сын Петра Первого

Итак, основатель МГУ Михайло Васильевич Ломоносов… Согласитесь, его история кажется очень странной для XVIII века. Никому не известный простолюдин из глубинки, уже не очень юный, приходит с обозом селёдки в Москву, и ни с того ни с сего его начинают обучать разным наукам, посылают в Германию за государственный счёт, а затем он становится ведущим учёным России.

Одна из легенд объясняет эти удивительные факты тем, что на самом деле Ломоносов — сын Петра Первого.

…Шла Северная война. Россия нуждалась в корабельном лесе и навыках поморов — эти причины и привели Петра в 1710 году на Север, в том числе в Холмогоры. Там он увидел мать Ломоносова, влюбился, им устраивали тайные свидания, а в 1711 году родился Ломоносов. Об этом знали некоторые сподвижники Петра, так что, когда Михайло появился в Москве, ему стали покровительствовать.

Чем-то Ломоносов похож на Петра: такой же рослый, сильный как чёрт, решительный и упорный, смелый и прямолинейный. Может, он и вправду сын Петра Великого?

Университет для мамы

Другой основатель Университета — граф Шувалов. Он часто общался с императрицей Елизаветой, вместе с Ломоносовым разрабатывал проект нового учебного заведения, осуществлял своего рода великосветский патронаж и, как бы сейчас сказали, пиар этого проекта, весьма инновационного по тем временам.

Если верить легенде, Ломоносов давно уже ­расписал проект в подробностях — основать МГУ могли ещё в 1754 году, но граф Шувалов затянул свою часть работы и принёс проект на подпись Елизавете лишь в Татьянин день, 25 января 1755 года.

Поговаривают, что дело вовсе не в медлительности графа, а в его любви к маме, которую звали Татьяна. Он хотел сделать ей незабываемый подарок на день ангела, потому и мешкал. Зато потом смог торжественно вручить ей копию указа об основании Московского университета со словами: «Дарую вас, матушка, университетом!»

«А потом наступил 1917-й…»

Как-то в шестидесятые годы XX века в общежитии МГУ проходила встреча преподавателей мехмата со студентами. Профессора Дмитрия Евгеньевича Меньшова попросили рассказать о рождении московской математической школы.

— В 1914 году я поступил в Московский университет. Вскоре Николай Николаевич Лузин организовал семинарий для студентов, посвящённый числовым рядам. В 1915 году мы занимались функциональными рядами, в 1916 году — ортогональными. А потом наступил 1917-й. Это был очень памятный год: произошло важнейшее событие, изменившее всю нашу дальнейшую жизнь. Мы стали заниматься ­тригонометрическими ­рядами!

Как лётчик стал физиком

Заведующий кафедрой общей физики на ­физфаке профессор Матвеев во время Великой Отечественной войны был лётчиком. В начале войны фашисты подбили его на очень малой высоте. Прыгнуть с парашютом было нереально: он не успел бы раскрыться. Тогда Матвеев просто отстегнулся, привстал, дёрнул кольцо парашюта прямо в кабине — стропы натянулись по горизонтали и выдернули лётчика наружу.

Интуитивно совершив абсолютно верные действия, Мат­веев серьёзно заинтересовался физическими феноменами, которые помогли ему спастись, и в итоге защитил диссертацию по теме «К вопросу об излучении элементарных частиц, движущихся с релятивистскими скоростями», а потом стал заведующим кафедрой в МГУ.

Золотой Сталин

Согласно легенде, в разработке проекта Главного здания МГУ (в народе его называют просто — ГЗ) непосредственное участие принимал сам товарищ Сталин. И первоначально вместо шпиля, который сейчас венчает ГЗ, предполагалось поставить отлитого из золота вождя.

В начале 1953 года строительство подходило к ­концу, готовую статую хранили в подвале ГЗ и уже собирались монтировать, но в марте Сталин умер. Было созвано совещание, на котором решили со статуей повременить, а проект срочно переделать — установить шпиль. Потом началось разоблачение культа личности, и про золотого Сталина постарались поскорее забыть.

А статуя до сих пор хранится где-то в подвалах ГЗ. Есть даже версия, что она плавает в подземном озере из жидкого азота, и поскольку это уникальный объект, над ним проводят секретные исследования в области криофизики.

Побег на фанерном планере

Известно, что в строительстве МГУ на Воробьёвых горах принимали участие зэки. Один из политзаключённых, очень хороший учёный-авиаконструктор, всё время думал, как бы ему сбежать. И в конце концов придумал: улететь.

Он проделал титаническую работу: собирал рейки, брезент, фанеру, гвозди, умело прятал всё это, делал клей из подручных материалов… Ещё надо было провести серь­ёз­ные аэродинамические расчёты без таблиц и справочников. Но этот зэк-инженер был просто гений и памятью обладал невероятной.

В итоге он затащил необходимые материалы на самый верхний в тот момент этаж строящейся зоны «В». Быстро собрал планер, поймал ветер и был таков. Охранники даже не успели отреагировать — ошарашенно наблюдали полёт планера, не решаясь стрелять и не имея на это приказа.

Чем закончился побег? По одной версии, заключённому удалось долететь до Подмосковья и скрыться от погони. По другой, он ошибся в расчётах, упал в районе Лужников, сломал ногу и был расстрелян энкавэдэшниками. По третьей — да, его поймали, но не расстреляли, а привели к Сталину, который оценил его инженерный ум и сделал начальником авиаконструкторского бюро.

Таинственные подземелья

Говорят, что ГЗ не только на двести с лишним метров возносится над землёй, но примерно на столько же уходит вниз. Там тоже 37 этажей. Часть из них занимают огромные лаборатории, в основном секретные. Часть — громадные бомбоубежища. Есть даже версия, что в подземельях построены исполинских размеров ангары, где летают самолёты.

Другое предание гласит, что один из подвальных уровней ГЗ имеет выход в так называемое Метро?2. Если вдруг кто не слышал, существует городская легенда (вернее, целый пласт легенд), что при Сталине был построен не только Московский метрополитен, но и альтернативная секретная подземка под названием «Метро?2», соединяющая многие стратегически важные объекты столицы.

Когда МГУ улетит в космос?

Хотя история эта звучит совсем уж фантастически, некоторые утверждают, что она правдива.

На самом деле советская космическая программа была ещё более масштабной, чем признаётся официально. И ГЗ МГУ не просто здание, но готовый к полёту космический корабль, построенный из специального, похожего на камень материла, выдерживающего огромные температуры и космическую радиацию.

Надземная часть ГЗ — лишь фрагмент гигантской космической ракеты, под землёй находятся двигатели и системы жизнеобеспечения, рассчитанные на несколько тысяч человек. Корабль готов взлететь в любую минуту. И наступит момент, когда студенты и сотрудники МГУ отправятся бороздить космос в надежде постичь тайны Вселенной.

Китайцы и советский гимн

В стародавние времена, когда ещё не были испорчены отношения между СССР и маоистским Китаем, то есть где-то в 1950-х, учились в МГУ молодые китайские товарищи. Они заселились в общежитие (знаменитый ДАС), были очень усердны в учёбе, дисциплинированны до крайности, не пили, не курили, вели себя тихо и покладисто.

Один из русских студентов-старшекурсников, видя такое сверхпримерное поведение, решил над ними пошутить. И сказал китайцам, что в общежитиях МГУ ­существует строгое правило: каждое утро в 06:00, как только начинает играть гимн Советского Союза, все проживающие в комнате обязаны встать по стойке смирно и стоять навытяжку, пока гимн не доиграет. По одной из версий, при исполнении припева китайцы обязаны были вдобавок кланяться и приговаривать: «Славься, о Единый и Могучий! Кланяемся тебе, о Единый и Могучий!»

«Младшие братья» отнеслись к информации серьёзно. Прошло полгода. И вдруг в деканат явилась делегация китайских студентов с официальной просьбой временно освободить их сильно заболевшего товарища от обязанности в шесть утра вставать по стойке смирно.

Декан долго не мог понять, в чём дело, а потом случился скандал, и у шутника были большие неприятности. Впрочем, есть и другая концовка: декан оказался с чувством юмора и выдал-таки больному китайцу временное освобождение.

Возвращение живых трупов

Переходим к «лихим» девяностым. Эта история якобы произошла то ли с аспирантом, то ли со старшекурсником МГУ, который жил в одной из боковых зон ГЗ. Он был заядлым альпинистом и отправился летом в горы, на Кавказ. Вернулся аккурат к началу учебного года. Добравшись до общежития, студент-походник обнаружил, что его комната опечатана. Взломав печать, он открыл дверь и ужаснулся: помещение выгорело дотла — ни книг, ни личных вещей. Когда студент стал выяснять, что произошло, оказалось, что по всем документам он давно уже числится трупом!

Собираясь в горы, он сдуру проговорился администраторше, что будет отсутствовать продолжительное время. Предприимчивая тётушка за взятку поселила в его комнату, не прописав, некого жильца, никакого отношения к МГУ не имевшего. Человек этот занимался мелким бизнесом и что-то не поделил то ли с конкурентами, то ли с партнёрами. К нему подослали киллеров.

Те непрописанного жильца убили, а чтобы замести следы, облили комнату бензином и подожгли. Милиция нашла сильно обгоревшее тело и, не мудрствуя лукаво, опознала его как труп жившего здесь студента. Администраторша предпочла сделать вид, что ничего не знает.

В итоге у парня возникла куча проблем: из списков студентов его уже вычеркнули как погибшего, из общежития официально выселили, со стипендии сняли, проездного билета лишили… 

Энди, Джон, мафия и китайский белок

Рассказывают, что во времена перестройки на химфаке проводились подпольные соревнования по синтезу необычных и сложных в производстве соединений. В 1990 году победила команда из двух первокурсников по кличке Энди и Джон. Им удалось синтезировать чудовищный наркотик под названием «китайский белок». Секретом его производства владели лишь умельцы из крупной наркогруппировки в Южном Китае — отсюда и название.

Слава о гениальных первокурсниках докатилась до азербайджанской мафии. Её агенты отыскали Энди и Джона и предложили им сотрудничать за большие деньги. Те отказались. Тогда ребят отвезли в лес, долго били, пытали, угрожали убить. Пацанам ничего не оставалось, как согласиться.

Бандиты помогли им обустроить лабораторию прямо в комнате общежития, поставляли необходимые реактивы. Студенты работали денно и нощно. Денег им почти не платили — так, на еду и карманные расходы. В комнате всё время дежурил надсмотрщик с оружием, чтобы химики не сбежали и не обленились.

Тем временем московская милиция столкнулась с загадочным явлением: ей удалось перехватить несколько сумок с ампулами, передававшихся по каналам наркомафии. Но анализ показывал, что в ампулах чистейшая дистиллированная вода. Пришлось привлечь сотрудников КГБ, у которых были более точные приборы. Выяснилось, что это тот самый «китайский белок», который действует в чрезвычайно малых концентрациях.

В итоге наркомафия была арестована, всех отдали под суд. Энди и Джон получили по девять лет и отправились в тюрьму. Надо сказать, они были рады такому исходу: свободу уже давно отняла мафия — вместе с возможностью учиться, сбежать тоже было нельзя: найдут и убьют. Тюрьма оказалась неплохой альтернативой.

Году этак в двухтысячном по университету поползли слухи, что Энди и Джон вышли на свободу и хотят восстановиться. Вроде бы упорства и любви к науке им хватило, чтобы преодолеть все трудности и стать дипломированными химиками. Возможно, сейчас они работают в какой-нибудь продвинутой лаборатории, а коллеги даже не подозревают о приключениях, выпавших на их долю.

Второе пришествие Ломоносова

Сложно переоценить роль Михайлы Ломоносова в истории страны. Во многом благодаря ему Россия превратилась в серьёзную научно-техническую державу. Те, кого тревожит нынешнее состояние российской науки, в качестве утешения рассказывают друг другу о скором пришествии Второго Ломоносова.

Известны признаки, по которым его можно будет опознать: высокий рост, родом из глубинки, с юности проявлял изумительную тягу к науке, учился или стажировался в Германии. И самое главное: он должен иметь непосредственное отношение к МГУ — быть его студентом, аспирантом или сотрудником.

И вот когда Второй Ломоносов придёт в этот мир, российские наука и образование поднимутся на новый уровень и поразят всех своим величием. Верьте, так оно и будет!

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №4-5 (30-31) за апрель-май 2017 г.

Подписаться на «Кота Шрёдингера»